?

Log in

No account? Create an account

Рецензия на рецензию
remi_meisner
Хороший товарищ попросил меня глянуть одну рецензию - вот тут. Рецензия впечатлила. Настолько, что захотелось её поподробнее разобрать. А заодно, уважаемые товарищи читатели, поговорим немного о партийности в искусстве, о т-ще Жданове, о творческой интеллигенции, о семейственности, о кумовстве, о Владимире Машкове, о Борисе Юлине и, главное, о нашумевшем, в своё время, романе "Тля".
Роман "Тля" - типичная вещица из "маленького мира". Помните, у Ильфа с Петровым?

Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель‑ мотор, написаны «Мертвые души», построена Волховская гидростанция, совершен перелет вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь «Уйди‑ уйди», написана песенка «Кирпичики» и построены брюки фасона «Полпред». В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй. У обитателей этого мира стремление одно – как‑ нибудь прожить, не испытывая чувства голода.

Так вот, в конце 40-х годов прошлого века большие люди из «большого мира» обратили внимание на советское искусство. Товарищ Жданов выступил на собрании писателей в Ленинграде и на совещании деятелей музыки в ЦК с докладами о положении дел на литературном и музыкальном фронтах. Положение, по Жданову, было не ахти какое хорошее. И в советской литературе, и в советской музыке сколотились эдакие своеобразные «мафии» - дружные коллективы «великих творцов» и «заслуженных критиков». Рядовых читателей-слушателей-зрителей эти мафиози считают тупым быдлом, которое должно послушно и с благодарностью потреблять всё, что творческие люди ему на тарелочке поднесли. И у каждого крупного творца есть на сворке пара-тройка «своих» критиков, которые любое произведение творца немедленно объявят «гениальным», даже если публика это произведение приняла весьма прохладно. Если же публике творческий продукт уж совсем-совсем не нравится - мафиозные критики и тут не растеряются: напишут, что творец, мол, «опередил время» и его «поймут и оценят потомки, лет эдак через 50» (а Глинка-то с Чайковским — дурачки наивные! — для современников старались). Вапче «мафиози» и партийное начальство тоже считают тупым быдлом, но начальничков они таки побаиваются, потому для начальства у них свой метод выработан - всё время кивать, соглашаться, брать под козырёк, а потом делать по-своему. Ну, то есть обманывать начальство. (Данный принцип, кстати, потом в фильме «Карнавальная ночь» продвигался как очень остроумная и дельная «находка», но это было потом, после разоблачения культа личности Усатого Тирана.) А потом, значит, «заслуженные критики» напишут про шЫдевр такие восторженные, хвалебные статьи, что начальство не посмеет обижаться на обман, а может даже захочет примазаться к славе успешного творца и даст ему на будущее карт-бланш.
В результате, говорил товарищ Жданов музыкантам и композиторам, в славном СССР сложилась парадоксальная ситуация. Вроде как, у нас в искусстве правит бал соцреализм. На собраниях, на совещаниях, в газетных передовицах - все соцреализм нахваливают и в верности ему клянутся. Но попробуй-ка написать, скажем, соцреалистическую оперу с опорой на классические образцы (чего, кстати, настойчиво требуют от авторов и зрители, и партейные начальнички) - так критики тебя с костями сожрут! Скажут - «никакого новаторства нет, плохо», «жизнь чересчур дотошно показана, что за скучный и грубый натурализм», «это эпигонство, это традиционализм, это слепое и рабское подражание классикам», «любовь автора к музыке царских времён подозрительна - уж не черносотенец ли он?» и т.д. А руководящие указания Партии и Правительства - не отметать культурное наследие предков, но осваивать и развивать его - творческие работники внимательно выслушивают и даже записывают в блокнотики, высунув языки от усердия, но потом успешно и упорно эти указания игнорируют. Так, в 1936-м году «Правда» разнесла в пух и прах оперу тов. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Вроде бы, тогда композиторы с Партией согласились, всё поняли, усвоили урок... Но вот в 1948-м году, двенадцать лет спустя, приходится разносить в пух и прах оперу тов. Мурадели «Великая дружба» - и предъявы мэтру выкатывают те же самые, что Шостаковичу в 36-м выкатывали. То есть на словах у нас дело соцреализма живёт и побеждает, а в реале - живёт и побеждает дело мелкобуржуазного формализма.
Ну вот, товарищ Жданов немножечко напомнил творческим деятелям, что они, так-то, не для себя и для своих кентов-критиков творить должны, а для народа. Того самого народа, который, собственно, труд творческих деятелей и оплачивает. (Возмутительное нарушение демократических норм - где это видано, чтобы Творец следовал пожеланиям продюсера? Такое только в кровавом сталинском Совке возможно, ога.) Творческие деятели привычно взяли под козырёк, устроили товарищу Жданову стоячую овацию и торжественно обещали впредь творить только по соцреалистическим канонам и только для народа. Потом-то выяснилось, что они со Ждановым категорически не согласны, что они были до глубины души возмущены наглыми попытками тупорылого сталинского чинуши поучать писателей и композиторов, что соцреализм они ненавидят и презирают, а овацию устроили - исключительно потому, что творцов, не желающих яростно аплодировать, злые чекисты подмечали и расстреливали, прям на месте. Но это выяснилось потом, когда не только товарищ Жданов, но даже и товарищ Сталин уже почили в бозе. А в конце 40-х годов никто ещё не знал, что Сталин со Ждановым - жалкие и ничтожные личности, сатрапы-палачи, душители свободы и враги всего прекрасного. Потому доклады товарища Жданова стали громким событием культурной жизни «большого мира».
А безродных космополитов будем вешать воооон на том суку!

«Маленький мир» немедленно засуетился, заскрипел перьями и выдал на-гора целую серию разнообразных произведений про творческих работников, впавших в грех космополитизма и «оторвавшихся от народа».
Read more...Collapse )