?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженский"?
remi_meisner
Каждый день в ленте минимум пару раз встречаю цитаты из повести Михаила Афанасьевича Булгакова "Собачье сердце". Граждане лупят друг дружку цитатами почём зря. Либероиды-общечеловеки называют своих идейных противников, патриотов-государственников "шариковыми", патриоты-государственники честят либероидов-общечеловеков "швондерами". Себя же и либероиды и государственники несомненно ассоциируют с профессором Преображенским - прекрасно воспитанным, прекрасно образованным и отменно мудрым человеком. Общим местом стали картинки-комиксы, на которых небритый Шариков несёт какую-то угарную чушь, а бедный Преображенский, вынужденный выслушивать шариковский бред, утомленно прикрыл глаза рукой.
Как можно видеть, люди разных политических убеждений записывают проф. Преображенского себе в союзники. Почитаем же повесть Булгакова, убедимся, у кого больше прав  на высокую честь считаться единомышленником Филиппа Филипповича. А заодно посмотрим, действительно ли это так лестно и почётно - считаться единомышленником Филиппа Филипповича.


Главный герой повести, бездомный пёс, знакомится с профессором Преображенским при довольно печальных обстоятельствах. Пса обварили кипятком и теперь он обречен умереть на холодных московских улицах от голода. А профессор подобрал, приласкал и обогрел несчастное животное, привёл его в свою шикарную квартиру, подлечил его раны, накормил деликатесами и окрестил Шариком. Понятно, что Шарик в восторге от милосердия и великодушия Филиппа Филипповича. Ведь до встречи с добрым профессором пёс видел от людей одни обиды, а верхом человеческой щедрости считал брошенную собакам кость, на которой осталась "осьмушка мяса". А профессор ещё и изъясняется как настоящий интеллигент и гуманист с большой буквы «Гэ». Он заявляет, что "единственный эффективный способ обращения с живым существом - это ласка". И вообще:
«Террором ничего поделать нельзя с животным, на какой бы ступени развития оно ни стояло. Это я утверждал, утверждаю и буду утверждать. Они напрасно думают, что террор им поможет. Нет-с, нет-с, не поможет, какой бы он ни был: белый, красный или даже коричневый!»
(К этой фразе мы ещё не раз вернёмся, хе-хе-хе!) Практически толстовец наш профессор! Шарик готов молиться на Преображенского, причём в буквальном смысле - «Пес встал на задние лапы и сотворил перед Филиппом Филипповичем какой-то намаз» - он решительно одобряет каждое слово, каждый жест, каждый поступок своего нового хозяина. Ну, понятно — после таких-то благодеяний! Но мы, в отличие от Шарика, профессору ничем не обязаны, поэтому посмотрим на его занятия без пристрастия.
И что мы видим?
Сперва профессор работает и читатели узнают, откуда у Филиппа Филипповича деньги на шикарную квартиру, шикарные обеды, шикарную шубу и прочие элементы сладкой жизни. Филипп Филиппович занят очень полезным и важным для общества делом — он... как бы это обозвать-то... устраняет дискомфорт и затруднения в половой сфере. Разумеется, лечит профессор не кого попало, а только солидных, состоятельных господ. Сперва к нему на приём является некий «фрукт» - престарелый сластолюбец таскающий в карманах порнографические открытки — он желает избавиться от проблем с потенцией. Затем является пожилая дама, которая хочет надёжно привязать к себе молодого любовника (карточного шулера, бабника и альфонса) и готова ради этой благой цели даже лечь под нож хирурга. Третьего посетителя мы не видим, только слышим обрывки его разговора с г-ном Преображенским — посетитель говорит не о себе, а о своей малолетней любовнице:
- Господа! - возмущенно кричал Филипп Филиппович, - Нельзя же так! Нужно сдерживать себя. Сколько ей лет?
- Четырнадцать, профессор... Вы понимаете, огласка погубит меня. На днях я должен получить заграничную командировку.
- Да ведь я же не юрист, голубчик... Ну, подождите два года и женитесь на ней.
- Женат я, профессор.
- Ах, господа, господа!
По-видимому, речь идёт об аборте. Тут даже благоговеющий перед профессором пёс вынужден признать: «Похабная квартирка». И лично я с этим определением полностью согласен. По факту, Преображенский проявляет себя как неразборчивый и беспринципный человек, готовый, к тому же, сквозь пальцы смотреть на нарушения закона. Главное — отсчитай Филиппу Филипповичу пачку денег, тогда Филипп Филиппович закроет глаза и на порнографию, и на педофилию, он даже поможет тебе скрыть уголовное преступление (статья 166 тогдашнего УК РСФСР - “Половое сношение с лицами, не достигшими половой зрелости, карается лишением свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией”). Филипп Филиппович — человек широких взглядов... до тех пор, пока ты ему денежки платишь.

Что же будет, если заявиться к г-ну научному профессору БЕЗ толстенькой пачки купюр?

А вот, что.

Профессор закончил свой нужный, важный и полезный для общества труд и собрался покушать. И тут к нему являются представители советской власти, работники домоуправления Швондер, Вяземская, Пеструхин и Жаровкин. Поскольку денег они не принесли, интеллигентный Филипп Филиппович не считает нужным любезничать. Посетители ещё не произнесли ни слова, а Филипп Филиппович уже смотрит на них «как полководец на врагов». Перечитайте на досуге первый диалог Преображенского с членами домкома. Профессор «перебивает», «кричит», «рявкает», делает грубые и язвительные замечания по поводу внешности посетителей и по поводу их работы, ведёт себя отвратительно нагло, высокомерно и с хамским пренебрежением. Члены домкома то «изумляются», то «краснеют», то «немеют», то «меняются в лице», впрочем, ни одного дурного слова они профессору в ответ не говорят. Максимум, что коммуняки себе позволяют — угрожают «подать жалобу в высшие инстанции». Так что ещё вопрос, кто ведёт себя интеллигентнее — "воспитанный" профессор, или "невоспитанные" члены домкома. Разговор заканчивается тем, что Филипп Филиппович, звонит своему высокопоставленному покровителю и устраивает форменную истерику: «Сейчас ко мне вошли четверо, из них одна женщина, переодетая мужчиной, двое вооружены револьверами, и терроризировали меня в квартире с целью отнять часть ее».
- Позвольте, профессор, - сказал Швондер, то вспыхивая, то угасая, - вы извратили наши слова.
- Попрошу вас не употреблять таких выражений.
Да! Не сметь обвинять благородного профессора Преображенского во лжи, хамы! Хотя, если разобраться — Швондер-то абсолютно прав. Никто Преображенского не «терроризировал» и револьверами ему не угрожали. Ему сказали буквально следующее: «Общее собрание просит вас добровольно, в порядке трудовой дисциплины, отказаться от столовой... и от смотровой». Профессора ПРОСЯТ проявить сознательность, при чём тут «террор» и револьверы?
Так или иначе, покровитель профессора устраивает Швондеру выволочку и домоуправление вынуждено удалиться из жилища Филиппа Филипповича. Перед уходом товарищ Вяземская называет Преображенского «ненавистником пролетариата», а Преображенский глумливо подтверждает: «да, я не люблю пролетариата». Вот такой у нас замечательный профессор. Любит, чтобы исправно работало отопление, чтобы не гасло электричество, чтобы трамвайные пути и сараи были расчищены, чтобы в подъезде было прибрано, а вот пролетариата, который все эти хорошие штуки обеспечивает — не любит. Тут Преображенский обнаруживает родство взглядов с шендеровичами: эти г-да тоже ненавидят всякое «быдло с Уралвагонзавода» и тоже не считают нужным скрывать свою ненависть.
Читаем повесть Булгакова далее.
Изгнав представителей государства диктатуры пролетариата, Филипп Филиппович приступает к трапезе. За обедом он ведёт неспешную, интеллигентную беседу со своим помощником, доктором Борменталем. Эта беседа растащена на цитаты: «не читайте до обеда советских газет», «пропал Калабуховский дом», «разруха не в клозетах, а в головах», «уважающий себя человек оперирует закусками горячими» и т.п. Некоторые граждане любят ввернуть в разговор такие цитаты, считая их образчиками житейской мудрости. Да и сам Преображенский считает так же: «Никакой этой самой контрреволюции в моих словах нет. В них лишь здравый смысл и жизненная опытность». Ну, что же... Разберёмся с этими «мудрыми» и «здравыми» сентенциями по сути.
Профессор призывает «не читать советских газет». Чем же советские газеты отличались от буржуазных газет, читать которые перед обедом профессор не запрещает? Наверное, тем, что советские газеты перед выпуском проходили через предварительную цензуру, которая вычищала с полос «агитацию против советской власти; разглашение военных тайн; разжигание религиозного и национального фанатизма; порнографию». Интересно, что же в буржуазных газетах — по мнению Филиппа Филипповича — способствовало улучшению аппетита и пищеварения? Религиозный фанатизм, антисоветская агитация, или порнография? Видимо, совет профессора касался вообще любых газет, просто Преображенскому нравится подпускать шпильки советской власти.
Далее - «пропал Калабуховский дом». Это профессор предрекает гибель своей элитной многоэтажке — в связи с заселением в неё Швондера и компании. Преображенский сокрушается: «Придется уезжать, но куда, спрашивается? Все будет как по маслу. Вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замерзнут трубы, потом лопнет котел в паровом отоплении и так далее. Крышка Калабухову». Прогнозы г-на Преображенского не оправдались: «Видно, уж не так страшна разруха. Не взирая на нее, дважды в день серые гармоники под подоконниками наливались жаром, и тепло волнами расходилось по квартире». С сортирами и электричеством в Калабуховском доме тоже так и не произошло ничего рокового. По крайней мере, профессор не жаловался, стало быть - поводов особо и не было. И что же? Признал Преображенский, что был не прав, что Швондер оказался не таким уж плохим управленцем, что пролетарии, оказывается, вполне могут совмещать хоровое пение с обслуживанием паровых котлов, без ущерба для целостности последних? Не-а. Раскаяние - ниже достоинства Филиппа Филипповича. Впрочем, Швондер и прочие пролетарии не требовали извинений или признания. Они просто продолжали трудиться, обеспечивая "ненавистнику пролетариата" г-ну Преображенскому тепло в батарее, воду в кране и ток в розетке. Не за что, гражданин профессор! Пользуйтесь, на здоровье.
"Разруха не в клозетах, а в головах" - всю "мудрость" данной фразы могли оценить только люди, пережившие Первую Империалистическую войну и войну Гражданскую. Итак, по мнению Филиппа Филипповича, разруха - выдумка большевиков. Две войны и две революции профессор не считает достаточно уважительной причиной для некоторых нестроений в коммунальном хозяйстве. Жилищный кризис, топливный кризис, транспортный кризис, продовольственный кризис - для профессора не существуют. Напомню, только в ходе Гражданской войны погибло более десяти миллионов соотечественников Филиппа Филипповича, примерно три миллиона пали в боях, а остальные стали жертвами сопутствующих боям “радостей”: голода, холода, эпидемий и разгула бандитизма. Профессор, кстати, тоже хапнул горюшка полной ложкой, он рассказывает Борменталю о жутких лишениях и тяготах, которые ему довелось перенести. Во-первых, у несчастного Филиппа Филипповича украли калоши. Во-вторых, с парадной лестницы в подъезде убрали ковры. В-третьих, убрали цветы с лестничных площадок. А в-четвертых — это самое страшное! - в квартире профессора раз в месяц гаснет электричество. Бедолажный Филипп Филиппович, да как он только выжил посреди такого адского ада?! Как считаете, современники Булгакова посочувствовали бы профессору-страдальцу? ;)
Впрочем, вернёмся к клозетам и головам. По мнению высокоумного г-на Преображенского, все беды в РСФСР происходят от того, что быдло рабоче-крестьянское забыло своё место, оно рассуждает о политике и распевает революционные песни вместо того, чтобы заткнуться, нагнуть гриву и чистить сараи. А вот если приставить к каждому быдлану городового, который не даст быдлану отвлекаться от чистки сараев, то жизнь сразу наладится.
- Городовой! Это и только это. И совершенно неважно, будет он с бляхой или же в красном кепи. Поставить городового рядом с каждым человеком и заставить этого городового умерить вокальные порывы наших граждан... ..Лишь только они прекратят свои концерты, положение само собой изменится к лучшему!
Не совсем понятно, как эта суровая установка насчет того, чтобы к каждому человеку приставить городового для усмирения, сочетается со словами профессора о "ласке, как единственном способе обращения с живым существом". Тут профессор сам себе противоречит. Не в последний раз, кстати.
Одним словом, произнеся тираду о «разрухе в головах», профессор замечательно показал читателю и свой «здравый смысл», и свою «житейскую опытность». Он раскрылся как эгоцентрист, не желающий глядеть дальше своего носа. Что роднит его, опять же, с Шендеровичем.
После обильной трапезы, г-н Преображенский собирается культурно отдохнуть в Большом театре. А заодно — формулирует своё видение идеальной картины мира:
«Я сторонник разделения труда. В Большом пусть поют, а я буду оперировать. Вот и хорошо, и никаких разрух»...
Да, как-то так. Швондер пусть чистит сараи и подметает трамвайные пути. Нэпман пусть наживает капиталы. Профессор Преображенский пусть делает аборты некстати «залетевшим» любовницам нэпмана. А в Большом театре пусть поют для профессора Преображенского и нэпмана. И всё будет хорошо.
Подведём итоги первой половины повести. В ней Филипп Филиппович проявил себя лицемером, снобом, жлобом, хамом, эгоистом и просто недалёким человеком. Отличный образец для подражания, м? А ведь во второй половине все вышеперечисленные качества профессора заиграют ещё более яркими красками...


Однозначно, фильм вообще не отражает...(

да, несмотря на талантливость, весьма неудачное в моральном плане кино, точная копия "Места встречи" с Жегловым.

Отличительная черта произведений Булгакова, положительных персонажей просто нет. )) Даже симпатии ни кто не вызывает.

А мне Бегемот весьма симпатичен )

Кстати, в "Собачьем сердце" Швондер - вполне неплохой мужик. Немного мутил под Преображенского, но если учесть обстоятельства, при которых они познакомились - странно было бы ожидать от председателя домкома любви к профессору.

Есть интересная трактовка этого призведения: http://advokat001.livejournal.com/845.html :)

Отличный разбор, кстати. Благодарю за ссылку, товарищ! )

Актеры замечательные, поэтому и фильм воспринимается несколько иначе, чем текст. А в тексте не все так однозначно )
Хороший разбор ) спасибо ) буду ждать продолжения.

Спасибо на добром слове, товарищ. Продолжение скоро воспоследует )

Дык Булгаков - шо вы хочете...

(Anonymous)
Он весь таков. Сталин хорошо как-то отрецензировал его "Бег": "...Я бы не имел ничего против постановки "Бега", если бы Булгаков прибавил к своим восьми снам еще один или два сна, где бы он изобразил внутренние социальные пружины гражданской войны в СССР, чтобы зритель мог понять, что все эти по-своему "честные" Серафимы и всякие приват-доценты оказались вышибленными из России не по капризу большевиков, а потому, что они сидели на шее у народа (несмотря на свою "честность")..."
И "Собачье сердце" - сплошь боль и мука человека, так и не сумевшего выпрыгнуть за границы мировоззрения собственного класса. Михал наш Афанасьич даже помыслить не может, что очень скоро дети шариковых будут бросаться на амбразуры (в то время как булгаковы будут "воевать на Ташкентском фронте"), а внук того же Шарикова скажет знаменитое "Поехали!" Булгаков не изменится даже в своем предсмертном, одиозном Сталину "Мастере..." и останется всё тем же мистиком, полагающим себя членом касты Вождей-И-Творцов - с белой костью и голубой кровью, жестко противопоставляющий себя быдлу. Прикол в том, что эта трагедия однако ж дала русской советской литературе большого писателя - ведь без собственной крови с мясом, без души на разрыв не бывает искусства.
...Фильм тоже талантлив, кстати - просто пособие для изучения классового сознания. И растащен на цитаты он неспроста: каждому ж приятно причислять себя к расе господ :-)

Re: Дык Булгаков - шо вы хочете...

Фишка в том, что Булгаков был таки очень талантливым писателем. Может, он сам и относился к Филиппу Филипповичу с симпатией (хотя я в этом не уверен), но, выражаясь словами Писарева, "созданные им образы живут своею собственною жизнью, независимою от намерения автора, вступают сами в непосредственные отношения с читателями, говорят сами за себя и неудержимо ведут читателя к таким мыслям и заключениям, которых автор не имел в виду и которых он, быть может, даже не одобрил бы". Любой мало-мальски думающий человек сходу выкупит, что книжный Филипп Филиппович - отнюдь не образец для подражания, а совсем наоборот.

Лично мне у Булгакова больше всего нравится "Батум". Считаю, булгаковский Сталин - это лучший образ Вождя в советской литературе. Да и пьеса "Багровый остров" с классовой точки зрения очень неплоха. Так что Михаил Афанасьевич был не безнадежен, нет. К нему надо было толкового политрука приставить, вот что! )))

Разбор продолжения будет?

Будет, товарищ. Сегодня-завтра, как-то так.

Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженс

User archivarius1983 referenced to your post from Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженский"? saying: [...] Оригинал взят у в Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженский"? [...]

Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженс

User alicher555 referenced to your post from Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженский"? saying: [...] Оригинал взят у в Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженский"? [...]

Отличный морально-моллекулярный разбор!
Я как-то всегда достаточно настороженно относилась к Преображенскому). А Шариков иногда вызывал жалость.
Сам фильм, конечно, замечательный. Бортко после такого фильма можно было уже ничего и не снимать, а просто вечно купаться в лучах режиссерской славы).
Ждем продолжения..

Спасибо на добром слове, товарищ.

Продолжение будет на днях.

Re: вот отличный разбор по теме

Благодарю за ссылочку, на досуге изучу.

Разбор отличный. )

Мне Преображенский тоже всегда этаким вальяжным паразитом больше казался, чем философом, которого цитировать нужно. Причём цитируют его часто даже тогда, когда ну никакого отношения к ситуации цитаты не имеют.

И в той сцене, когда Швондер с другими приходят к Преображенскому домой, мне их всегда жалко было. Обхамил "интеллигентный" Преображенский ни за что ) И Шарика жалко.

А Булгаков талантливый очень писатель, конечно.

Спасибо на добром слове, товарищ.

Преображенский - типичный представитель буржуазной интеллигенции. Уж не знаю, хотел ли Булгаков его обличать (вроде как, он этот образ со своего дяди писал), но получилось таки обличение )

Булгаков, мягко говоря, Советскую власть недолюбливал - и свою нелюбовь выразил в этом талантливом, но тем не менее антисоветском, произведении.
Кстати, принято пинать Шарикова - то есть РУССКОГО.
А кто его сделал таким?
Швондер.
А какая у Швондера национальность?
То-то и оно...
Повесть не только антисоветская, но и антисемитская, но господа либералы стараются этого не замечать.

ПМСМ, нет в повести ни антисоветчины, ни антисемитизма. А главный отрицательный персонаж в ней - Преображенский.

Собственно, в посте именно об этом и говорится. А в продолжении будет как раз о том, как Шариков стал таким неприятным типом и кто в этом виноват.

С праздником!

Статья готова, но один момент решил в ней убрать, разобрать самостоятельно. Разговор о так называемых "цветных", "бархатных революциях", "арабской весне", "управляемом хаосе"...

Вот как бы обобщённо именовать всё это и с каких пор датировать?
Например, выступления в ГДР, Венгрии, Чехословакии, Польше, Югославии (ещё при Тито!) возможно сравнивать с этим?

Основная тенденция такова: замена одного марионеточного капиталистического режима другим, одинаковыми по сути (обыкновенный переворот - Грузия, Украина, Киргизия, Тунис, Египет, Южная Корея), а также контрреволюция (из последних это в Ираке и Ливии, а ранее демонтаж соцблока).

То есть цветными революциями не являются переворот в Португалии 1974 года (свержение ультраправой диктатуры) или в Иране 1979, потому что прогрессивное изменение политического строя всё же произошло.

Обнаружил, что вот этим забавлялись как западные империалисты, так и СССР и КНР.
Так вот как можно охарактеризовать переворот, при котором один социалистический режим сменяется другим, не отличающимся по сути, но ориентированным на другую страну? СССР таким способом ликвидировал диктатуру Дауда и режим красных кхмеров, а Китай, в свою очередь, привёл к власти в Зимбабве Мугабе вместо просоветского Нкомо.

Не каждый профессор есть достойная человеческая особь

User allavasenka referenced to your post from Не каждый профессор есть достойная человеческая особь 😼 saying: [...] ____Оригинал взят у в Как правильно - "Швондерович", или "Шендероженский"? [...]

Когда нам на подготовительных курсах института лектор разбирал "Собачье сердце" примерно в таком же ключе, он ещё заметил, что положительное отношение к Преображенскому - это чисто особенность советской/постсоветской интеллигенции, а иностранные студенты, изучающие русскую литературу, практически всегда отмечают в нём отрицательного персонажа.

Бггг ))) Конечно, следовало ожидать. Преображенский рассуждает настолько типично для российского интеллигента, что многие интеллигенты просто не в состоянии увидеть в словах профессора - инфантильности, непоследовательности и лицемерия.