Previous Entry Share Next Entry
Про бдительность и трудовую дисциплину
remi_meisner
Как известно, граждан сталинского СССР постоянно призывали к бдительности. Как известно, такие призывы - следствие психоза товарища Сталина, который и сам был параноиком, и всю страну хотел на паранойю подсадить. В результате по СССР даже муха без билета не летала, самого распоследнего дворника при приеме на работу проверяли по 50 раз, все советские граждане знали, что за ними круглые сутки наблюдает Кровавая Гэбня. Поэтому советские граждане жили в страхе и старались лишний раз не накосячить, чтобы не попасть в жернова репрессий. По крайней мере, так говорят пгавдивые истогики Солженицын, Резун, Радзинский и иже с ними.

Ну, истогики, может, и привирают чуть-чуть. Но все знают точно: "при Сталине был порядок".

Вот возьмем ситуацию, для примера. Есть крупное пароходство. Начальник службы эксплуатации этого пароходства - безграмотный и ленивый дурак. В результате халатности дурака, один из танкеров пароходства принимает на борт огнеопасный груз, который на таком танкере вообще нельзя перевозить, при этом не было проведено ни инструктирования команды, ни противопожарных мероприятий. В результате происходит катастрофа, взрыв и пожар, танкер гибнет вместе с большей частью команды. Мало того! Капитан корабля, буксировавшего танкер, не только не принял мер к тушению пожара, но и бросил оставшихся в живых матросов танкера на произвол судьбы, поэтому из 10-ти человек, оставшихся в живых после взрыва, спаслись в оконцовке лишь двое. Мало того! Местное начальство тупо забило на происходящее болт и двое суток не принимало никаких мер по оказанию помощи горящему и гибнущему судну. Вопчем, ад и израиль. Разве можно себе представить, чтобы такое произошло в сталинском СССР?

А - между прочим - в сталинском СССР это и произошло.

Суть дела:

26 мая 1935 г. в Красноводске пароход «Советский Азербайджан» принял 1027 тонн нефтедагской нефти с температурой вспышки 26°Ц по аппарату Бренкена, что означало, что нефть эта является особо огнеопасным грузом 1-й категории. Между тем, пароход «Советский Азербайджан» был отнесен ко 2-й категории и, следовательно, такого груза принимать не имел права.
28 мая 1935 г. на этом пароходе, буксируемом пароходом «Совет», в 2 ч. 15 м, в момент следования из Красноводска на Астраханский рейд, произошел взрыв и возник пожар.
Часть команды погибла от взрыва, часть осталась в живых.
Непосредственно после взрыва пароход «Совет» отдал буксир и с максимальной для него скоростью, в течение 45 мин., удалялся от парохода «Советский Азербайджан».
Оставшиеся в живых на горящем пароходе после отдачи буксира и бегства парохода «Совет» взывали о помощи; отчаявшись в ней, 7 человек спустили шлюпку, а остальные бросились в море.
Лишь через 45 мин., пройдя 8 миль, «Совет» повернул обратно и медленно, затратив на возвращение 2 ч. 40 м., приблизился в 5 ч. 40 м. к горящему пароходу. Подобрав двух из числа оставшихся в живых, «Совет» оставил горящий пароход и направился на Астраханский рейд к месту своего назначения.
К месту аварии с Астраханского рейда был направлен пароход «Алеша Джапаридзе». Пароход этот подошел к «Советскому Азербайджану» 31 мая в 5 ч. 10 м. Капитан парохода не только не принял мер к тушению пожара, но даже не распорядился закрыть открытую цистерну с нефтью на пароходе «Советский Азербайджан».
В 20 ч. 50 м. взрыв на пароходе «Советский Азербайджан» повторился, и 1 июня в 4 ч. 15 м. судно на глубоком месте скрылось под водой.
В ночь с 29 на 30 мая в управлении Каспийского пароходства стало известно, что «Совет» оставил горящий пароход «Советский Азербайджан».
Вплоть до 17 час. 31 мая никаких мер к спасению парохода и выяснению обстоятельств взрыва не было принято.
Посланный из Баку 31 мая в 19 ч. 45 м. пароход «Лафарг» прибыл за 45 мин. до гибели парохода.
В результате гибели парохода «Советский Азербайджан» погибло в огне и утонуло 27 человек.

Понятно, что мимо такого вопиющего случая не могла пройти Кровавая Гэбня.

Товарищ Кривоносов, капитан парохода "Совет", был арестован и брошен в каземат. Туда же бросили его помполита, товарища Мигущенко. Ещё были арестованы: механик парохода Чеботарев, старший помощник капитана парохода Михель., второй помощник капитана Настасьев, третий помощник капитана Токаренко, боцман парохода Купцов, первый помощник механика парохода Мхитарян, второй помощник капитана Будилин, донкерман парохода Елкин, машинист парохода Тренин, кочегар парохода Харафиос, рулевые парохода Берковский, Бузулуков, Фишман и Соколов, матросы парохода Афонин, Шабалин и Рыбин.

Но Гэбня не была бы Гэбнёй, если бы этим и ограничилась.

Сталинские ищейки начали рыть землю носом и думать, кого бы ещё посадить ни за что. Первым делом решили выяснить причину, по которой Каспийское пароходство так прохладно отнеслось к катастрофе "Советского Азербайджана". И выяснили, что главный пожарник пароходства - начальник пожарно-технической части 4 отдела ВОХРвода товарищ Гибшман - был занят намного более важным делом. Этот достойный товарищ хлопотал об отпуске, потому что очень соскучился по уехавшей в Астрахань жене. Сталинские ищейки покивали, посочувствовали, арестовали примерного семьянина Гибшмана и бросили его в каземат.

На всякий случай проверили товарища Штейнгольца, занимавшего пост начальника вооруженной охраны Каспийского водного бассейна. Товарищ Штейнгольц, как выяснилось, в свободное от работы время немножечко катался в Харбин, закупался там всяким дефицитом и продавал его уже по месту жительства, с наваром. Частное предпринимательство, как мы знаем из интервью г-на Чубайса, в СССР не поощрялось. Поэтому товарищ Штейнгольц оказался в каземате, рядом с Гибшманом. Поэтому и ещё потому, что товарищ Штейнгольц получил сообщение о взрыве на "Советском Азербайджане" в самом конце рабочего дня, отправился домой и лёг спать, а суетиться с организацией помощи гибнущему судну начал только на следующее утро. В сталинском СССР даже сон считался преступлением. Вейз мир!

После этого возмутительного пог'гома, чекисты обратили внимание на товарища Синенкова, капитана парохода "Алёша Джапаридзе", который так хитро организовал тушение пожара на "Советском Азербайджане", что окончательно потопил злополучный танкер.

На «Советский Азербайджан» был послан помощник капитана Чернов, недостаточно подготовленный к выполнению возложенного на него поручения. Экспертиза в точности установила, что при правильной организации работ по спасению «Советского Азербайджана» второй взрыв был бы предотвращен и танкер мог бы быть спасен. Достаточно было капитану Синенкову самому непосредственно взяться за дело, чтобы ориентироваться в обстановке и принять необходимые меры к локализации огня. Достаточно было накрыть горловину цистерны кошмой, чтобы положение парохода было улучшено...

Послушав экспертов, псы режима подняли папки на капитана Синенкова. И выяснили, что пассажир это очень непростой. Во-первых, он - бывший офицер царской армии, а мы знаем (из книг Солоухина), что за это преступление при Сталине расстреливали. Во-вторых, во время немецкой оккупации Украины Синенков прислуживал немцам, а нам известно (из шоу Радзинского), что за такое при Сталине расстреливали с особой тщательностью. В-третьих, Синенков после службы у немцев успел послужить и у Деникина, а уж за такое (Солженицын не даст соврать) при Сталине расстреливали всех без исключения. В-четвертых, тесть у Синенкова - кулак и спекулянт, а за это (Резун свидетель) при Сталине полагалось минимум десять лет пожизненного расстрела без права переписки. Кровавая Гэбня очень удивилась, что человек, который должен был быть расстрелян минимум четыре раза, не только продолжал дышать вольным советским воздухом, но и командовал целым советским пароходом. Удивленно протерев глаза, чекисты сгрябчили Синенкова и бросили его в каземат.

На этом поиск кандидатов в невинные жертвы режима немного застопорился. Но на помощь сталинским сатрапам снова пришли яйцеголовые эксперты.

Чекисты ставили экспертам вопрос относительно того, в каком состоянии был пароход «Советский Азербайджан» до момента взрыва.
Экспертиза ответила, что с конструктивной стороны судно имело следующие недостатки:
1. Наличие негерметической горловины в поперечном коридоре спардека, что приводило к насыщению спардечных помещений нефтепродуктами.
2 Отсутствие вентиляции в межпалубном пространстве в районе второго и третьего трюмов, что особенно важно для района пятого трюма, находящегося целиком под спардеком; недостаточность вентиляции в носовых и кормовых подпалубных помещениях.
3. Поперечная переборка носового коффердама (32-й шпангоут) не доведена до главной палубы.
В отношении технического состояния судна экспертиза отметила:
1) газопроницаемость главной палубы (деревянной), что отмечено в дефектной ведомости на 1934–1935 годы;
2) наличие водотечности в машинной переборке кормового коффердама в районе бортового стрингера;
3) в актах осмотра Регистром судна по части корпуса, после капитального ремонта (1931 года), нигде не отмечен факт прессовки второй палубы, что обязательно согласно требованиям правил Регистра для наливных судов.
Исходя из вышеизложенного, экспертиза признала, что это судно могло быть использовано под перевозку грузов II разряда лишь после устранения указанных недостатков и дефектов.
В отношении размещения электрооборудования экспертиза установила, что электрооборудование судна имело следующий основной недостаток: установка умформера, радиостанции и главного распределительного щита, а также грузового насоса была произведена в одном и том же помещении, не разделенном поперечной переборкой, что противоречит правилам Регистра. Помимо этого в указанном помещении не было установлено искусственной вентиляции, каковая также должна была быть установлена согласно правилам Регистра.
Указанные выше недостатки, по утверждению экспертизы, также не разрешали до их устранения использовать судно под перевозку грузов 2-го разряда.
"Ага!" - закричали чекисты, - "Вот оно! Кто у нас отвечает за соблюдение правил Регистра? Товарищ Устимович? А подать сюда Устимовича!"

Устимович окончательно порвал чекистам шаблоны. Выяснилось, что он уже давно должен был быть перемолот в фарш гигантской мясорубкой марки ФЭД и лежать в виде кровавого студня на полу лубянского подвала. Ведь начальник управления Регистра товарищ Устимович, член партии, коммунист Устимович, был бывшим офицером царской армии. Причем довольно нерадивым офицером - однополчане неоднократно обвиняли товарища (тогда ещё "господина") Устимовича в кражах. И братья товарища Устимовича тоже были офицерами царской армии, а один из братьев ещё и в царской полиции служил. На вопрос, почему коммунист Устимович никогда не рассказывал о своих преступных братьях парторганизации, коммунист Устимович простодушно ответил: "А меня об этом никогда не спрашивали". "Это просто праздник какой-то", - сказали злые чекисты, и Устимович оказался в гостеприимных стенах каземата.
Вслед за Устимовичем в каземат отправился начальник службы эксплуатации Каспийского пароходства, товарищ Занько. Выяснилось, что

начальник службы эксплуатации Занько вообще не имел никакого понятия ни об аппарате Абель-Пенского (аппарат, который служит для испытания нефтяных продуктов с температурой вспышки ниже +50°), ни о температуре вспышки перевозимой на наливных судах нефти, ни о соответствии судов качеству и особенностям этой нефти, т. е., иначе говоря, не знал самого основного, что должен был знать и без чего нельзя работать, т. е. не знал, не имел понятия о том, может ли данный конкретный груз быть погружен на данный пароход и какие технические условия надо соблюсти для того, чтобы этот груз не взорвался и чтобы не погибли и люди и сам пароход. Именно эта задача не была поставлена по существу перед службой эксплуатации.

Не возник ли у чекистов резонный вопрос насечет "умысла на теракт" (с)? Столько интересных совпадений... Один гражданин танкер не в ту категорию записал, второй гражданин в танкер не той нефти налил, третий гражданин так об отпуске замечтался, что целые сутки корабль на помощь горящему танкеру не мог послать, четвертый гражданин открыл на горящем танкере цистерну с нефтью... И всё это, типа, "по незнанке". А ведь Солженицын писал, что при Сталине даже школьникам-малолеткам, которые случайно гипсовый бюст Ильича расколотили, сразу вменили контрреволюционный заговор. Тут-то не бюст гипсовый, тут целый корабль сгорел, да ещё нефти две цистерны...

Но - нет. Заговоров чекисты не обнаружили. Только совершенно фантастическое раздолбайство. Так, к примеру, выяснилось, что об аппарате Абель-Пенского, температуре вспышки и прочих интересных вещах не знают ни начальник Красноводского порта, ни начальник нефтеналивного участка этого порта, ни капитаны судов Каспийской флотилии.

Больше того, капитаны судов не знают категорий своих судов, т. е., иначе говоря, они не знают того, какие вообще грузы они могут перевозить и какие грузы они не имеют права перевозить. Они обнаружили громадное невежество и в отношении других мероприятий, связанных с перевозкой опасных грузов, и в частности — пожарных мероприятий. 

Вот такие беспечные люди командовали на Каспии. Что же творилось среди нижних чинов?

Плавсостав ряда мелких нефтеналивных судов Каспийского флота в сильнейшей степени засорен хулиганствующими элементами, этим судам внимания почти не уделяется, ибо главным образом оно сосредоточено на крупных танкерах. Подбор личного состава на мелкие суда производится в ряде случаев помимо капитана отдельными службами Каспийского пароходства, которые направляют на суда людей без всякой проверки, подготовки и отбора. Имеется масса случаев, когда уволенный с одного судна за хулиганство, за какой-нибудь дезорганизаторский поступок, за пьянство, сейчас же принимается на соседнее судно, принимается как ни в чем не бывало. Таким образом, не ведется никакой борьбы с хулиганствующими элементами.

Как-то так обстояли дела с "бдительностью" и дисциплиной в тоталитарном сталинском СССР. Начальник службы эксплуатации пароходства - раздолбай и дурак, начальник охраны всего Каспия - спекулянт, начальник управления Регистра - бывший офицер царской армии, судимый за кражи и мошенничество, капитанами на некоторых пароходах устроились трусы и шкурники, вчерашние деникинцы и пособники оккупантов, среди матросов процветают хулиганство и пьянство. Неудивительно, что

В 1934 году по Каспийскому бассейну мы имели 272 аварии. Из них на один нефтяной флот падает 177 аварий, причем основная причина аварий лежит в недисциплинированности личного состава флота. По крайней мере 50 % всех аварий падает на этот счет.
В 1935 году мы имеем, к сожалению, не улучшение в отношении аварий на Каспийском море, а ухудшение. Только за 8 месяцев 1935 года мы уже имели 207 аварий, считая в том числе и гибель парохода «Советский Азербайджан», причем из общего числа аварий свыше 70 % относится к судам нефтяного флота. И здесь в большинстве своем аварии имели место по вине как раз командного состава. Число аварий растет. Если в июне их было 20, то в июле их стало 36.

Местная каспийская кагэбэйка явно забыла заветы товарища Дзержинского



В свете трагедии танкера "Советский Азербайджан" как-то по другому начинаешь смотреть на навязчивые призывы коммунистов "крепить бдительность и трудовую дисциплину". В том смысле, что и в натуре не мешало бы жителям Союза эти хорошие штуки немного укрепить. Правда ведь?

Да, нужно закончить историю невинных жертв сталинских репрессий. Всех узников чекистского каземата в один прекрасный день выволокли из темных камер и судили суровым тоталитарным судом. Обвинителем был сам товарищ Вышинский, о котором Солженицын столько страшных вещей написал. Приведенные в посте цитаты - как раз из обвинительной речи товарища Вышинского.

Только не нужно думать, будто раздолбайство, подобное творившемуся в Каспийском пароходстве, было в сталинском СССР повсеместным. Визитной карточкой советского флота были не трусливые ублюдки типа Кривоносова, а совсем другие парни. О них Вышинский в своей речи тоже упомянул:

Позорное поведение командования парохода «Совет» становится особенно очевидным, когда вспомнишь и сравнишь геройский подвиг парохода «Советская нефть», спасшего 437 человек с горевшего океанского французского парохода «Жорж Филиппар»… Я не могу не напомнить об этом выдающемся героизме наших моряков, особенно ввиду той удивительной аналогии, какая имеет место в обоих этих случаях.
В самом деле, в 1932 году, тоже в мае и тоже ночью, в Индийском океане, в районе мыса Гвардафуй, на большом французском пароходе «Жорж Филиппар», в 22 тыс. тонн водоизмещения, произошел пожар. Пожар распространился по пароходу с молниеносной быстротой.
Наш танкер «Советская нефть», груженный бензином, получил извещение о пожаре с маяка Гвардафуй и тотчас же ответил: «Иду на помощь»…
И вот что рассказывает о дальнейшем капитан «Советской нефти» т. Алексеев, говоря об организации спасения пассажиров этого горящего корабля:
«Подняв на ноги весь свой экипаж, закрыв люки танкера, мы приготовили к действию пожарные средства, открыли прожектор и весь свет, вынесли за борт гребные суда и моторный катер, вынесли на палубу все нагрудники, спустили все забортные трапы, выпустили бурундуки и продолжали полным ходом итти на сближение с бедствующим судном…
В 4 часа утра было еще темно, расстояние до горевшего судна «Жорж Филиппар» оставалось 300 сажен, на море плавали светящиеся спасательные буйки. Пароход весь был объят пламенем.
Остановились, — продолжает Алексеев, — с его надветренной стороны Здесь мы услышали у себя с левого борта в стороне на воде захлебывающиеся женские вопли.
В мгновение весь экипаж, будучи в крайне приподнятом настроении, спустил по команде приготовленные заранее спасательные шлюпки, которые под умелым управлением помощника капитана понеслись к бедствующему судну, а также на жуткие крики людей, находящихся на море».
Так действовали настоящие герои, отважные моряки с «Советской нефти».
Подумайте только о количестве спасенных, подумайте только об обстановке, в которой действовала команда «Советской нефти», и вы только тогда сумеете правильно оценить подвиг наших моряков!.. Несмотря на страшную опасность для судна, груженного бензином и могущего взорваться от любой искры, «Советская нефть» немедленно ответила: «Иду на помощь». Вынесла за борт шлюпки, приготовила все спасательные средства, подняла на ноги всю команду; здесь не было ни одного спящего человека, тем более из числа командования, как это было на «Совете», где помощник капитана Токаренко спал непробудным сном! Это маленькое советское судно, под командой капитана Алексеева, с 40 человеками команды, отважно бросилось навстречу горевшему гиганту и, приблизившись на минимальное расстояние, организовало спасение тонущих людей, и за какие-нибудь 2–3 часа самоотверженной героической работы первым из всех подошедших на помощь к «Жоржу Филиппару» судов «Советская нефть» спасла 437 человек. Вот как действуют герои!
Слава героической команде «Советской нефти»! Позор шкурникам и предателям, не сумевшим спасти 27 человек с парохода «Советский Азербайджан», имея у себя на борту 30 человек команды!
Среди героических моряков «Советской нефти» не было ни одного, который бы не принял самого горячего, самого активного участия в спасении погибавших Даже повар был на руле одного из спасательных ботов, не желая отставать от своих замечательных товарищей!..
Интересно отметить, что наши моряки работали не только на своих шлюпках, но и на шлюпках «Филиппара». Капитан Алексеев рассказывал, что горевший «Филиппар» дрейфовал правыми галсами, никем не управляемый.
«Наш экипаж, — говорил Алексеев, — как один человек, забыв о своей опасности и усталости с нервным напряжением лихорадочно торопился успеть спасти от огня всех людей».
Вот как вела себя команда «Советской нефти» давая образцы подлинного героизма, подлинной советской дисциплины, отваги, бесстрашия, высокого сознания своего долга, организованности, настоящей большевистской работы…
А вы? Трухляки, слизняки, вы что сделали? И неужели вам не стыдно? Неужели вы не ощущаете жгучего стыда за свое преступление?
Моряки «Советской нефти» были награждены. Французское правительство прислало нашим героям золотые и серебряные медали. Наградил героев и Наркомвод. Важно отметить: наградили всю команду «Советской нефти», как мы посадили на скамью подсудимых всю команду «Совета». Наградили и каждого в отдельности из тех, кто был достоин награды. А награду там заслужили все, как здесь все заслужили порицание, позор и наказание…
Вот, товарищи судьи, суть краткой исторической справки, говорящей не только о великих подвигах наших героев, но говорящей о великой мерзости, трусости, предательстве вот этих людей, к которым я вас прошу отнестись со всей нашей пролетарской беспощадностью.

Товарищи судьи прислушались к товарищу Вышинскому. Капитан Кривоносов был приговорен к расстрелу за то, что оставил матросов "Советского Азербайджана" погибать. Помполит Кривоносова, Мигущенко, получил 10 лет строгого. Мечтавший об отпуске Гибшман получил 5 лет. ("Гибшман — человек неглупый, толковый, но его надо воспитать; для такого человека лучшее средство воспитания — это реальное лишение свободы, связанное с трудом в крепких, дисциплинированных условиях наших исправительно-трудовых лагерей". (с) Вышинскому не откажешь в чувстве юмора, бгг)))) ) Штейнгольц получил три года. Капитан Синенков - пять лет. Устимовичу дали два года. Занько дали три года условно. Остальные подсудимые были либо оправданы, либо приговорены к исправительно-трудовым работам по месту службы. Вот такое вот оно, беспощадное сталинское правосудие. Не забудем, не простим.

  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account